Как и всему остальному, любить себя мы учимся на примере окружающих. То есть если мы в детстве окружены взрослыми, которые себя не любят и/или о себе не заботятся, то логично, что нам просто неоткуда взять этот пример. Мы подсознательно впитываем модели поведения близких взрослых (чаще всего это родители) и живем в соответствии с ними.

Если папа привык работать без продыху, а мама — действовать по принципу «сначала всё другим, а что осталось — себе», то странно ожидать от ребенка, что он вырастет с навыками вовремя отдыхать и в первую очередь заботиться о себе. Причем сами родители скорее всего «впитали» эти модели в своем детстве — от своих родителей, а те — от своих и т.п. Так работают т.н. «родовые сценарии» — никакой эзотерической мистики, одна сплошная логика.

Но иногда проблема оказывается еще глубже. Потому что помимо навыков (т.е. умения совершать конкретные действия) важным аспектом любви к себе является самоотношение — то есть отношение к себе. Но откуда оно берется? Не рождаемся же мы с ним?..

Но если внутри нас его нет, то по логике оно может быть только вовне. И действительно, именно так это и работает: наше отношение к себе вырастает из отношения мира к нам. На этапе первых полутора-трех лет жизни основной представитель мира — это мама (или тот, кто в основном заботится о ребенке). В идеальной ситуации этот самый близкий взрослый все время рядом с ребенком — что позволяет оперативно реагировать на все проявления малыша и удовлетворять все его потребности (в питании, телесном комфорте, психологическом контакте и т.п.).

А поскольку для младенца мир еще не дифференцирован на части, то для него это выглядит так: мне стало плохо — я заплакал — мир (в лице мамы) сделал мне хорошо. И если это повторяется из раза в раз, то появляется общее впечатление о мире как безопасном и приятном месте. Часто это называют доверием к миру. А поскольку ребенок не может отделить одно от другого, то также формируется «идея» о том, что «мир ко мне добр, потому что я — хороший». Вот она — основа правильного самоотношения.

Но это в идеале. А жизнь от него обычно далека. Бывает (и к сожалению чаще, чем принято думать), что мама просто не хочет или не готова заботиться о младенце. Часто жизнь вынуждает оставлять ребенка с другими взрослыми (отдать бабушке, в ясли и т.п.) — и неизвестно, насколько там хорошо обращаются с ним. Иногда у мамы есть и возможность, и желание любить малыша, но она просто не умеет этого правильно делать — либо использует стратегии заботы, противоречащие детской психологии.

Самый известный пример последнего варианта — советы из серии «пусть один поплачет, нельзя приучать к рукам». Но давайте посмотрим на эту ситуацию со стороны младенца. До полутора лет у него нет представлений, а есть только восприятие: т.е. для него по большому счету существует только то, что происходит прямо сейчас. А раз он плачет, значит прямо сейчас ему плохо. И никто на это не откликается!

Какое послание получает малыш? «Мне плохо, а мир никак не реагирует». А если так происходит регулярно? Логично, что из этого вырастает мироощущение из разряда «Мир равнодушный и жестокий». Так формируется недоверие к миру, и чаще всего — базальная тревога. А поскольку разделения-то нет, то за этим следует «вывод» о себе: «Мир жесток ко мне, потому что я плохой».

И на таких основаниях очень сложно выстроить гармоничные отношения с собой. Но не невозможно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *